ХАБОРКА.РУ

www.haborka.ru

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

О боевых действиях советской кавалерии в период контрнаступления советских войск под Москвой c 5 декабря 1941г. по 8 января 1942 г.

"Мы - красная кавалерия, и про нас былинники речистые ведут рассказ…" Эти слова были известны многим поколениям в Советском Союзе. Овеянные победной славой Гражданской войны, воспетые в предвоенные годы, звучавшие в тяжелейшие моменты Великой Отечественной войны, гремевшие на парадах в послевоенные годы, в 50-х и даже в 60-х годах прошлого века – эти слова сегодня вряд ли кто знает из нынешней молодёжи, нового поколения ХХI века. Слова эти воспевали красных конников – «альбатросов революции» по словам одного из героев советского боевика «Свой среди чужих – чужой среди своих».

Красные кавалеристы - и сразу перед глазами возникают всадники в островерхих шлемах с красными звёздами, мчащиеся на врага с клинками в руках под развивающимися алыми знамёнами, лихие тачанки запряжённые тройками разгорячённых коней с ходу разворачивающиеся на поле боя и поливающие врага смертоносным свинцовым ливнем. Красные кавалеристы громили белоказаков, интервентов, белополяков, повстанческие армии, басмачей, освобождали Западную Украину и Западную Белоруссию, Бессарабию и Северную Буковину от польских и румынских оккупантов.

В годы Великой Отечественной войны советские кавалеристы прославились своими подвигами в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и их приспешниками. Будёновцы, котовцы, конармейцы, конногвардейцы, беловцы, доваторцы, плиевцы, осликовцы и другие герои – рассказами об их подвигах зачитывались миллионы мальчишек в стране носившей гордое название Советский Союз. Но наступили новые времена и о советской кавалерии стали говорить всё реже, всё меньше, упоминая о ней как об отжившем архаичном роде войск, не вписывающимся в новую эпоху – эпоху полной механизации Вооружённых Сил и ракетно-ядерного оружия. В новейших трудах о Великой Отечественной войне, о кавалерии, как о роде войск, говорят, чуть ли не вскользь, как о чём-то случайном, оказавшемся в силу ряда обстоятельств в гуще величайших сражений советского народа с гитлеровскими оккупантами. Ряд историков стал называть советских кавалеристов «ездящей пехотой».

По моему мнению - назвать кавалериста, да ещё из сабельного эскадрона, ездящим пехотинцем – это было бы величайшим оскорблением для лихих рубак, ходивших в конные атаки на врагов нашей Родины. В вышедшем в 2015 году новом издании «Великая Отечественная война 1941 -1945 годов» (12 томов), мне кажется, недостаточно внимания уделяется действиям такого рода войск, как советская кавалерия и её роли в боях с немецко-фашистскими оккупантами. Особенно это касается первого периода Великой Отечественной, когда советская кавалерия, как мобильная сила, решала многообразные задачи – от нанесения контрударов по наступающим группировкам вермахта, обеспечения отхода наших войск при отступлении и выводе их из окружения, до нанесения ударов по врагу во время наступления советских войск, охвата и окружения его группировок, а также - проведения глубоких рейдов по тылам врага с целью уничтожения штабов, нарушения управления войсками, разрушения тыловых коммуникация снабжения, дезорганизации его тыла и многого другого. Так что же это такое – советская кавалерия времён Великой Отечественной войны?

В одной статье обо всём не расскажешь. Поэтому остановлюсь только на одном небольшом, но архиважном для всей дальнейшей войны с Германией и её сателлитами эпизоде Великой Отечественной войны – контрнаступлении советских войск под Москвой, проводившемся против германского вермахта в период с 5 декабря 1941 года по 8 января 1942 года. В контрнаступлении под Москвой, начавшемся 5 декабря, вместе с общевойсковыми армиями действовали 25 кавалерийских дивизий, составлявших не менее четверти всех участвовавших на этом этапе соединений сухопутных войск Красной Армии. Сноска: Кавалерийские дивизии, участницы контрнаступления: 1, 2, 3, 4-я гвардейские, 3, 14, 18, 22, 24, 31, 32, 41, 44, 46, 52, 54, 55, 57, 75, 82, 91 и 93-я, горно-кавалерийские – 17, 18, 20-я.

Пожалуй, после Московской битвы подобной концентрации соединений советской кавалерии больше не было ни в одной последующей оборонительной или наступательной операции. Такое количество кавалерийских соединений объясняется тем, что, начиная с июля 1941 года, шло интенсивное формирование кавалерийских дивизий лёгкого типа (на 1-е января 1942 года было сформировано более 80 дивизий), а также недостатком бронетанковой техники в это период Великой Отечественной войны. Сноска: Кавалерийская дивизия лёгкого типа включала три кавалерийских полка. Кавполк в свою очередь состоял из четырех сабельных и одного пулеметного эскадронов, полковой артиллерийской батареи в составе четырех 76-мм орудий и двух 45-мм противотанковых пушек. На вооружение эскадронов - ручные и станковые пулеметы, автоматы, винтовки и шашки.

В дивизиях не было дивизионной артиллерии, танков, противотанковых и зенитных средств, подразделений связи, саперов и тылов. Численность дивизии около 3500 человек. Без преувеличения можно сказать, что тот период советское командование возлагало на кавалерию большие оперативно-стратегические задачи и, как мы увидим далее, советские кавалеристы делали все возможное и невозможное для нанесения врагу максимального поражения. Правда и потери наша конница несла тяжёлые. Но эта участь не обошла и другие рода войск Красной Армии. На снимке; Тачанка кавалерийского корпуса Л.М. Доватора, действуя в подвижной группе, выходит в тыл истринской группировки противника, декабрь 1941 г.


С началом контрнаступления под Москвой активно действовали кавалерийские корпуса Белова и Доватора на флангах Западного фронта, Крюченкина на правом фланге Юго-Западного фронта. В составе армий правого крыла Западного фронта на 6 декабря 1941 года было девять кавалерийских дивизий, что составляло четверть всех наших дивизий, действовавших на этом направлении. Противник же не имел крупных кавалерийских соединений. Превосходство в коннице позволяло командованию армий на отдельных направлениях развивать ее активную боевую деятельность и добиваться значительных успехов.

Наличие лесных массивов благоприятствовало действиям советских кавалеристов, так как обеспечивало ее укрытие от воздействия авиации и танков противника. Её боевая работа за период контрнаступления подтвердила возможность применения крупных конных масс при благоприятной оперативной обстановке даже на направлениях, насыщенных войсками противника. Практика совместных действий конницы с пехотой показала, что усиление кавалерийского корпуса (дивизии) одной-двумя танковыми бригадами и стрелковой дивизией (на автомашинах) дает возможность развернуть активные действия на флангах и в тылу противника. Так, в составе 30-й армии Западного фронта, наносившей удар по частям 3-й танковой группы противника в направлении Рогачёво, Клин, действовали 18, 24, 46 и 82-я кавалерийские дивизии, а также танковая группа полковника П.А. Ротмистрова. Из них были созданы подвижные группы: одна – в составе 82-й кавалерийской дивизии, полка 107-й мотострелковой дивизии, 145-й танковой бригады, 2-го и 19-го лыжных батальонов под командованием полковника П.Г. Чанчибадзе; другая – из 18-й, 24-й кавалерийских и 348-й стрелковой дивизий под командованием командира 18 кд генерал-майора П.С. Иванова.

Этим группам была поставлена задача – обойти с северо-запада и востока Клин и, развивая успех в направлении Теряевой слободы, отрезать противнику пути отхода на Запад. Они успешно справились с поставленной задачей. Согласно архивным данным подвижная группа полковника П.Г. Чанчибадзе в период с 11 по 18 декабря захватила 13 немецких танков, 4 бронемашины, 336 грузовых и 35 легковых автомобилей, 35 орудий, 77 миномётов, 85 мотоциклов, в плен захвачено 42 офицера и солдата, убито и ранено 1883 немецких военнослужащих. Но и в группе также были большие потери: убито 74, ранено 1112, без вести пропало 292 человека. Впоследствии остатки 82-й кавдивизии вошли в состав 11-го кавкорпуса. (ЦАМО РФ оп. 5806, д. 2, кор. 14999) Подвижная группа генерал-майора П.С. Иванова, развивая наступление, овладела Меленками, Соколовой и продолжала наступать на Клин. Левый фланг 30-й армии (24-я и 18-я кавалерийские дивизии) из района Борозда вел наступление на юго-восточную окраину Клина.

Враг, сдерживая наступление наших частей, ожесточенно оборонялся, применяя автоматчиков и возводя заграждения. Особенно жестокие бои развернулись у Праслова, на западной окраине Клина, у западной окраины Акулова, Борозды. Таким образом, благодаря действиям подвижных групп, части центра и левого фланга 30-й армии непосредственно нависали над Клином с севера и северо-востока, полуокружив этот район. На снимке: кавалерийский разведдозор, январь 1942 г. 15 декабря войска 30-й армии во взаимодействии с 1-й ударной армией освободили Клин; подвижные группы преследовали противника в направлении реки Лама. В составе войск 16-й армии генерала К.К. Рокоссовского для преследования противника, действий на его флангах и в тылу также были созданы две подвижные ударные группы: одна – в составе 44-й кавалерийской дивизии, 145-й танковой и 17-й стрелковой бригад под командованием генерал-майора Ф.Т. Ремизова для удара в направлении Жилино, Марьино, Соколово (севернее города Истра 15 км) и далее на север, а другая – в составе 9-й гвардейской стрелковой дивизии, 17-й танковой, 36-й и 40-й стрелковых бригад и 89-го отдельного танкового батальона под командованием генерал-майора М.К. Катукова для удара на Истру и далее на север.

Эти группы, быстро обойдя отходившие части гитлеровцев, форсировали Истринское водохранилище, реку Истру и продолжали теснить противника к рекам Лама и Руза. С целью нарушения системы обороны противника, недопущения планомерного отвода войск и дезорганизации его тыла, распоряжением командования фронта 2-й гвардейский кавалерийский корпус был передан в оперативное подчинение 5-й армии (командующий – генерал лейтенант артиллерии Л.А. Говоров). Её правофланговые соединения 11 декабря форсировали реку Москву на участке Звенигород, Тучково и обеспечили ввод в сражение кавкорпус генерала Л.М. Доватора.

Ему была поставлена задача выйти через лесной массив, по бездорожью и глубокому снегу, в тыл частям 4-й немецкой армии, перехватить дорогу Руза — Ново-Петровск и громить её коммуникации, содействуя наступлению 5-й армии на Рузу. (ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 222, л. 22, 24, 25). 10 декабря корпус (3-я и 4-я гвардейские кавалерийские дивизии с приданными 20-й кавалерийской дивизией и 1-м отдельным кавалерийским полком) сосредоточился в лесах севернее Кубинки в готовности выполнить поставленную перед ним задачу. 11 декабря 1941 г. кавкорпус перешёл в наступление. 13 декабря фронт немецких войск в 10 км юго-западнее Звенигорода был прорван. Корпус Доватора на стыке 19-й и 329-й стрелковых дивизий пересёк линию фронта и по глухому лесному участку, без путей, преодолевая глубокий снежный покров и сопротивление противника, начал развивать наступление на северо-запад в направлении на оз. Тростенское в тыл немецким войскам, оборонявшимся западнее Звенигорода. Казалось маловероятным, чтобы конница могла успешно наступать в такую погоду. Тяжелые зимние условия, короткий день, глубокий снег и сильные морозы (25-35° ниже нуля) затрудняли и ограничивали действия наступавших войск.

Тем не менее, прорыв 2-го гвардейского кавалерийского корпуса поставил под удар, не подвергавшийся атакам в первые дни наступления, 57-й моторизованный корпус противника и исключил его использование. За неделю конники Доватора уничтожили свыше 1300 гитлеровцев, захватили большие трофеи, в том числе 82 орудия, 23 миномета, 143 пулемета, 23 танка, 40 автомашин и много другого военного имущества и боевой техники. Но и доваторцы понесли большие потери. 18 декабря командир корпуса получил приказ командующего Западным фронтом немедленно обойти с северо-запада Рузу, выйти в район Бородина, перерезать противнику путь отхода по Можайскому шоссе. На третий день наступления войска 31-й армии Калининского фронта перерезали железную дорогу Калинин – Клин. 54-я кавдивизия подполковника В.В. Царькова и переданная из состава Западного фронта 46-я кавалерийская дивизия полковника С.В. Соколова, как и на Западном фронте, использовались для развития успеха. На снимке: советские кавалеристы на улицах освобождённого г. Калинина.

К исходу 20 декабря, действуя в составе 31-й армии, указанные дивизии вели бой с частями 129, 162 и 110-й пехотных дивизий 9-й немецкой армии, отходившими на Старицу и Ржев. На южном фланге Западного фронта 50-я армия во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом до 7 декабря вела упорные бои против 2-й танковой армии Г. Гудериана восточнее Тулы. К 7 декабря армия, имея шесть стрелковых и одну кавалерийскую дивизию в первой линии, а две стрелковые и две кавалерийские – во второй линии, вышла на линию Серебряные Пруды, Дмитриевка и восточнее железнодорожной линии Серебряные Пруды, Михайлов, Раненбург до разграничительной линии с Юго-Западным фронтом.

Наличие небольших лесных массивов к востоку и юго-востоку от Тулы способствовало действиям советской конницы. Вместе с тем, сравнительно глубокий покров снега (местами доходивший до 50-80 см) создавал трудности для наступавших войск. Метели, сильные морозы (до 35°) и снежные заносы (особенно в период наступления во второй половине декабря и в начале января) затрудняли продвижение войск, заставляя прибегать к расчистке дорог. В результате решительных действий кавалеристов генерала Белова и танкистов полковника Гетмана 6 – 8 декабря были захвачены железнодорожная станция Мордвес и укреплённый населённый пункт Тюнеж. 31-я и 41-я кавалерийские дивизии своими действиями способствовали гвардейскому корпусу в успешном наступлении на Мордвес, Венев и Сталиногорск. 8 декабря 1-му гвардейскому корпусу, 1-й и 2-й гвардейским дивизиям были вручены гвардейские знамена.

Кавалеристы, принимая эти знамена, поклялись усилить удары по врагу для полного его разгрома. Эту клятву конногвардейцы свято выполняли на протяжении всей Великой Отечественной войны. Командующий 2-й танковой армией Г. Гудериан, убедившись в невозможности сломить упорное сопротивление советских войск в районе Каширы, Тулы и пробиться к Москве, отдал приказ войскам своей армии перейти к обороне. Советские войска мужественно отразили в районе Тулы все удары врага, нанесли ему большие потери и не пропустили его к столице. Кавалеристы Белова сыграли важную роль в борьбе с танками Гудериана, доказав тем самым, что кавалерия, при умелом и грамотном командовании, может весьма эффективно бороться с бронетанковыми и моторизованными частями и соединениями противника. Включенная в состав Западного фронта 10-я резервная армия генерала Голикова главный удар наносила с рубежа Захарово, Пронск в общем направлении на Михайлов.

В её составе находились 41-я, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии. Для освобождения Калуги командующий 50-й армии генерал И.В. Болдин сформировал подвижную группу под командованием генерала В.С. Попова. В её состав вошли: 31-я кавалерийская дивизия, два полка 154-й стрелковой дивизии, 112-я танковая дивизия, две батареи гвардейского минометного дивизиона и огнеметно-фугасная рота. 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова, переправившись 25 декабря через Оку на участке Кипеть, Мощена, главными силами (1-я гвардейская, 57-я и 41-я кавалерийские дивизии) развивал наступление на Юхнов, а двумя дивизиями (2-я гвардейская и 75-я кавалерийские дивизии) двигался к Козельску, имея задачей взять его 27 декабря. Кроме 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на левом крыле Западного фронта действовали шесть лёгких кавалерийских дивизий: 31, 41, 57, 75, 83 и 91-я. 1-й гвардейский кавкорпус совместно с войсками 50-й и 10-й армий разгромил 17-ю танковую, 29-ю и 7-ю моторизованные и 167-ю пехотную дивизии противника. 41, 57 и 75-я кавалерийские дивизии, сведённые в группу под командованием генерал-лейтенанта В.А. Мишулина, получили задачу: преследовать отходившие части противника в западном направлении.

19 декабря кавгруппа вышла к реке Упа, а наутро совместно со стрелковыми частями заняла Плавск. Южнее подходили 83-я и 91-я кавалерийские дивизии 61-й армии. Части 1-го гвардейского кавкорпуса вышли также на р. Упа и, преследуя противника, перерезали шоссе Тула – Орёл. С выходом соединений 1-го гвардейского кавкорпуса к шоссе Тула – Орёл был получен приказ командующего фронтам генерала армии Г.К. Жукова: «Командующему конно-механизированной группой генерал-майору Белову. Вам поручает Военный совет фронта особо ответственную задачу: быстро выйти в район Юхнова и разгромить тылы и штаб 4-й армии немцев. Для обеспечения флангов и тыла группы нужно захватить и прочно удерживать Сухиничи, Мещевск, Мосальск». (ЦАМО ф. 639оп. 4959, д. 3,л. 337).

В двадцатых числах декабря 1-й гвардейский кавалерийский корпус и войска 10-й армии вышли к реке Плава и развивали свои действия в сторону Оки. 2-я танковая армия генерала Гудериана под ударами наших войск поспешно откатывалась на запад и юго-запад. Впоследствии Гудериан писал: «Наступление на Москву провалилось… Мы потерпели серьёзное поражение». Воистину не везло генералу Г. Гудериану, когда он сталкивался с советскими кавалеристами, наносившими его войскам чувствительные удары, и, судя по его мемуарам, советская кавалерия для немцев была далеко не архаичным родом войск. В период подготовки контрнаступления советских войск под Москвой 30 ноября 1942 года Ставка Верховного Главного командования получила план наступательной операции Юго-Западного фронта. Его суть заключалась в том, чтобы разгромить елецкую группировку противника и, развивая наступление на орловском направлении, содействовать войскам левого крыла Западного фронта в выполнении стоявшей перед ними задачи. План предусматривал окружение и разгром 34-го армейского корпуса противника ударом двумя подвижными группами по сходящимся направлениям. В составе наступающих войск правого крыла Юго-Западного фронта под командованием Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко была создана оперативная группа под командованием генерал-лейтенанта Ф.Я. Костенко в составе 5-го кавалерийского корпуса (3, 14 и 32-я кавдивизии, 13-я гвардейская стрелковая дивизия и 129-я танковая бригада), а также - ударная группа 13-й армии под командованием генерала К.С. Москаленко, в состав которой были включены 52 и 55-я кавалерийские дивизии.

В соответствии с планом первой удар по врагу наносила ударная группа К. С. Москаленко, которая перешла в наступление утром 4 декабря 1941 г. Но значительного успеха в этот день не добилась. Однако ей удалось выявить силы противника, систему его опорных пунктов, отвлечь внимание его от направления главного удара фронта. Войска Ф.Я. Костенко нанесли главный удар. Для немецкого командования появление 7 декабря этой группы войск было полной неожиданностью. Немцы не обнаружили сосредоточения резервов Юго-Западного фронта в районе Тербуны. Командир 35-го армейского корпуса немцев генерал Мец оставил здесь слабое прикрытие. 6 декабря днём и 7 декабря ночью он перебросил основные силы корпуса в район севернее и северо-восточнее Ельца, т.е. против подвижной группы Москаленко, ослабив правый фланг. И в то время, как 7 декабря противник контратаковал 307-ю дивизию севернее Ельца, конно-механизированная группа Костенко перешла в наступление южнее города. Надо отдать должное генерал-лейтенанту Ф.Я. Костенко и начальнику штаба группы генерал-майору И.Х. Баграмяну за умелую организацию наступления.

КМГ было приказано перейти в наступление 6 декабря, но ввиду того, что она не успела сосредоточиться, они добились переноса атаки на сутки позже, доказав целесообразность удара всеми силами группы одновременно. Их расчёт полностью оправдался. Удар оказался мощным и неожиданным для врага. 9 декабря после жестоких боёв Елец был очищен от фашистов. К середине дня 10 декабря части группы Костенко перерезали главную коммуникацию 34-го корпуса — дорогу Ливны - Елец. Сноска: Подробнее в статье о действиях советских кавалеристов в Елецко-Ливненской операции (6 – 16 декабря 1941 года), опубликованной в журнале «Военно-исторический архив» № 9 за 2013 г. – прим автора.

К исходу 10 декабря войска правого крыла Юго-Западного фронта продвинулись на 80 – 100 километров и вышли на рубеж Любовша, Папловка, Ливны, восточный берег реки Тим. К 12 декабря кавалерийский корпус Крюченкина захватил Россошное и Шатилово — деревни к северо-западу от Ельца. Тем самым была перехвачена железная дорога Елец - Орел. Елецкая наступательная операция явилась примером эффективного использования кавалерии. В этот день начальник штаба верховного командования сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер сделал в своём дневнике следующую запись: - Группа армий «Центр». На фронте 2-й армии обстановка критическая… Командование войск на участке фронта между Тулой и Курском потерпело полное банкротство (Ф. Гальдер, Военный дневник (Июнь 1941 - сентябрь 1942). - М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2010. с. 704). 5-й кавалерийский корпус В.Д. Крюченкина действовал как подвижное соединение против ослабленного фланга противника и добился в этом качестве больших успехов. За проявленную отвагу и героизм личного состава в боях с гитлеровскими захватчиками 5-й кавалерийский корпус (командир корпуса генерал-майор В.Д. Крюченкин) преобразован в 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

В результате разгрома елецкой вражеской группировки войска правого крыла Юго-Западного фронта заняли выгодное оперативное положение для дальнейшего наступления на Орловском направлении На снимке: советские кавалеристы в освобожденном городе. 3-й гвардейский кавалерийский корпус, вступив в бой с фашистским агрессором 22 июня 1941 года, прошел Великую Отечественную войну с первого дня и до последнего, вынес все её тяготы и вышел к Эльбе в мае 1945 года. Гвардейцы полностью выполнили свой долг перед Родиной. За успешные боевые действия три кавалерийских корпуса (2, 3 и 5-й) были преобразованы в 1, 2 и 3-й гвардейские. Гвардейскими стали и семь кавдивизий, входивших в эти корпуса.

В дальнейшем кавалерийские корпуса и дивизии широко использовались командованием фронтов и армий в последующих наступательных операциях. 22 декабря 1941 г. передовая «Правды», озаглавленная «На коня!», писала, что «если в первых сильных ударах, нанесенных фашистам на Юге и под Москвой, кавалерии принадлежала значительная роль, то не подлежит сомнению, что еще более выдающаяся роль будет принадлежать нашим славным конникам в грядущем разгроме и полном уничтожении фашистских полчищ».

В 1943 году Генеральный Штаб под общей редакцией маршала Б.М.Шапошникова издал книгу «Разгром немецких войск под Москвой» (Московская операция Западного фронта 18 ноября 1941 г. - 31 января 1942) в которой анализировались действия советских войск в период с 16 ноября 1941 года по 31 января 1942 года. В ней достаточно много внимания уделялось действиям кавалерии в оборонительных боях и в период контрнаступления под Москвой, давалась высокая оценка действиям большинства кавалерийских соединений и частей. Всё это свидетельствует о том, что в тот период кавалерия составляла основу большинства подвижных смешанных групп Красной Армии на Западном фронте. И каким бы архаичным не выглядел этот славный род войск в начале ХХI века, о подвигах и героизме советских кавалеристов нельзя забывать никогда.

Полковник в отставке Ю.А. Аквилянов – автор книги «Кавалерия на службе Отечеству»

Пользовательский поиск
Баннер